Жители Донбасса могут не пережить эту зиму. — СМИ

Жители Донбасса могут не пережить эту зиму. — СМИ

Материал: Корреспондент

С 1 декабря пенсионеры на неподконтрольной Украине территориях не смогут получать пенсии от Украины.

Почти 100 тыс. человек на востоке Украины рискуют не пережить грядущую зиму.

Платить им зарплаты и пенсии не собираются ни представители самопровозглашенных республик, ни украинская власть, пишет издание «Корреспондент».

Луганск. К помещению одного из почтовых отделений квартала Героев Сталинграда тянется длинная очередь пенсионеров. На дверях расписание: жители каких домов в какие дни могут получить пенсию.

«Говорят, если не приходишь, то почтальон потом сам принесет по адресу. У них же списки пенсионеров остались, — шепчутся бабушки в толпе. — Я еле дошла. Но лучше подожду, чем без пенсии остаться».

Живых денег в Луганске не видели с лета. В июне, когда Госказначейство прекратило работать на территории, подконтрольной самопровозглашенным республикам, здесь перестали выплачивать пенсии, зарплаты, детские пособия.

За выплатами от руководства самопровозглашенной ЛНР пришли даже те, кто не поддерживает новую власть. Никто не знает, когда город вернется к нормальной жизни. В том числе экономической. С 1 декабря Кабинет Министров прекратит все социальные выплаты на территории, которые не контролируются украинской властью. Не собираются обеспечивать людей и сами ополченцы, захватившие восток Украины.

Единственная надежда на гуманитарную помощь: Донецкую область ею в основном обеспечивает бизнесмен Ринат Ахметов, Луганскую — волонтеры, украинские силовики, МЧС и Россия.

Польская гуманитарная организация PAH подсчитала: 87 тыс. украинцев, проживающих в зоне АТО, могут не пережить грядущую зиму. Разрушенные дома, нехватка продуктов питания и лекарств, перебои с отоплением, водоснабжением и светом. С началом зимы к этому списку проблем добавится еще одна — гарантированное безденежье.

С июня украинское казначейство в конфликтном регионе не работает. Не выдаются зарплаты бюджетникам, не оплачиваются продукты питания в детских садах и школах, не проходят социальные выплаты. Де-юре зона АТО остается территорией Украины, а де-факто от людей, живущих там, Киев фактически отказался.

Закрыты доступы к реестрам — имущественным, наследственному, реестру исполнительных производств, а с некоторых пор даже к реестру актов гражданского состояния. То есть зарегистрировать брак, рождение ребенка или получить справку о смерти в неподконтрольном Украине регионе теперь невозможно.

Зато исправно работают отделения «Ощадбанка». Наличные деньги в зону АТО не доставляют, но оформить карточку, погасить кредит и даже снять какие-то деньги со счета возможно (все зависит от того, есть ли наличные деньги в кассе).

В Луганске работают 7 школ и 20 дошкольных учреждений. В Алчевске, втором по величине городе области, учебный год начали 5000 школьников, в детские сады пошли более 1000 детей. В Донецке, где, по подсчетам мэрии, остаются 700 тыс. человек, 1 октября открылись около 100 школ.

«В школах обеды дают с собой родители, а завтраки выделяют из гуманитарной помощи, которую привозят в город, — рассказывает жительница Алчевска Ирина. — В садиках сложнее. Ополченцы деньги с родителей брать запретили, а как детей кормить, рассказать забыли. Поэтому родители сами закупают продукты».

Такая же ситуация в больницах — врачи, медсестры, родственники больных приносят продукты из дома, а потом готовят «в общем котле».

О зарплате в зоне АТО забыли еще летом. Ополченцы, обещавшие социальный рай, не торопятся брать на себя ответственность за людей и требуют от Киева денег на выплаты. Новые руководители Донецка уже выставили Кабмину счет в 1 млрд грн.

В августе депутаты самопровозглашенных республик приняли законы о пенсиях, детских пособиях и гарантировали бюджетникам зарплаты.

«Нас вызвали из отпусков. Тех, кто не может выехать, заставили написать заявление о приеме на работу в сферу образования ЛНР, пообещали с осени зарплату, — говорит Елена, учительница одной из луганских школ. — Но до сих пор ни копейки».

Не получают денег и силовики. Как сообщил Корреспонденту один их бывших алчевских милиционеров, с теми, кто согласился работать на самопровозглашенную ЛНР, расплачиваются пайками.

«Сейчас активно выстраивается структура. Уже есть «уголовка», создается подобие ОБЭПа [отдела по борьбе с экономическими преступлениями]. Но зарплаты нет. Только каждую неделю пайки. Из гуманитарной помощи или еще откуда, не знаю. Но довольно неплохие», — говорит человек, не пожелавший назвать своего имени.

Такая же ситуация с врачами и коммунальщиками.

«Слухи об этих деньгах давно ходили. Говорили даже, что их выдадут старыми купюрами [гривнями прежнего образца], которые вывезли из крымских банков, — вспоминает жительница Луганска Ирина. — Но получили обычными банкнотами, довольно новенькими».

На вопрос, будут ли еще выплаты, в самопровозглашенной ЛНР разводят руками.

А в Донецкой области платили бюджетникам.

«Врачи получили почти 2000 грн, медсестры — около 1000. У учителей тоже сумма около 1500 грн. Но ополченцы сразу сказали, что это не зарплата, а как бы гуманитарная помощь», — говорит предпринимательница из Енакиева Наталья.

Если бы не градообразующее предприятие Енакиевский металлургический завод, город давно бы умер.

«А так, если в семье хоть один человек работает на комбинате, то еще можно продержаться», — добавляет Наталья.

В городах, подконтрольных ополченцам, начались голодные бунты. В сентябре-октябре волна прокатилась по Луганской области, в ноябре дошла до Донецкой. Последний имел место в Макеевке 3 ноября.

Местные жители перекрыли дорогу в районе здания исполкома и требовали даже не зарплат, а талонов на получение гуманитарной помощи. Вняли или нет ополченцы, неизвестно. На митинг приехали несколько десятков людей с оружием, но, к счастью обошлось без жертв и пострадавших.

Единственное, что предлагает жителям Донбасса украинское правительство, — переехать «на большую землю». Постановлением от 7 ноября Кабмин поручил перевести с территории, подконтрольной самопровозглашенным республикам, все бюджетные учреждения, предприятия и организации. Теоретически «переехать» бюджетники должны уже 1 декабря.

«Сначала нам говорили: ждите, зарплату мы начисляем, но получите вы ее, когда город освободят от боевиков. При этом рабочие обязательства с нас никто не снимал, — рассказывает одна из работниц пенсионного фонда Алчевска. — Куда нас переводят и как, непонятно».

Она очень не хочет покидать родной город. Среди ее знакомых много людей, которые не могут выехать и остаются на неподконтрольной Украине территории не по идейным соображениям.

«Да и как с жильем быть? В городах, которые находятся рядом с зоной АТО, цены на квартиры взвинтили до небес. В том же Лисичанске квартиру однокомнатную за 3000 грн сдают. Даже если мне будут платить зарплату, этого не хватит», — сетует жительница Алчевска.

«Выманить» из зоны конфликта киевские чиновники пытаются и пенсионеров. Начиная с декабря пенсии будут получать только официальные переселенцы, живущие на территории, подконтрольной Киеву.

В последние месяцы у пенсионеров был один способ добыть деньги — раз в месяц выбираться в районы, контролируемые украинскими войсками, и получать выплаты. Ежедневно в городах, соседствующих с территорией подконтрольной самопровозглашенным республикам, регистрировались сотни пенсионеров. В Изюме — 600-700 человек, в Северодонецке — более 1000.

В украинском правительстве посчитали это «пенсионным туризмом» и решили подобную практику прекратить.

«Люди просто уезжали из своих городов, получали пенсию за пределами конфликтного района, а потом возвращались», — объяснила Корреспонденту министр социальной политики Людмила Денисова.

Теперь человек может получить свои деньги, только если выедет из зоны АТО и зарегистрируется по новому месту жительства.

«Нужно будет обратиться за специальной справкой перемещенного лица в управление соцзащиты — ее выдают в тот же день. Одновременно переселенцы получают компенсации на жилье, услуги ЖКХ: для пенсионеров — по 884 грн, для трудоспособных — по 442 грн единоразово», — обещают в Минсоцполитики.

Если же пенсионер не уедет, деньги ему начислят, но получить их он сможет, только когда выедет (недополученные пенсии жителей самопровозглашенных ДНР и ЛНР будут храниться на спецсчетах Госказначейства) или когда его регион перейдет под контроль Украины.

Эти же правила действуют и по отношению к «лежачим». Галина Коваль живет в Енакиево. В декабре ей исполнится 75 лет. Три последних года из-за травмы позвоночника она практически прикована к постели.

«С июня нас, по сути, кормит зять. Иногда помогают внуки. Магазин, в котором работала дочь, из-за боевых действий закрылся, — рассказывает Коваль. — На лекарства и еду уже потратили деньги, которые были отложены на похороны».

Никто из ее семьи не ходил ни на референдум по отделению Донбасса, ни на выборы 2 ноября.

«А теперь нас, можно считать, Киев бросил. Выплывайте как хотите», — добавляет пенсионерка.

Таким, как Коваль, Денисова советует обращаться в социальные службы и переезжать в города вне зоны конфликта. Специальных условий получения пенсии для них нет.

Правда, как обустраиваться на новом месте, снимать жилье на свои «щедрые» пенсии, чиновники не уточняют. Даже добавка в размере 884 грн вряд ли решит жилищную проблему. Тот факт, что из зоны АТО уедут единицы, похоже, не очевиден только для Кабмина.

«Это явно ошибочное решение киевских властей, которые таким образом хотят наказать сепаратистов, а фактически помогают им, — предупреждает президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко. — Как результат, это еще больше радикализирует население востока Украины и усилит антиукраинские настроения».

Фактически пенсионерам придется надеяться только на гуманитарную помощь. Или люди найдут способ, как обойти закон.

«В городах, куда люди массово едут за пенсиями, уже есть даже список адресов, куда за символическую плату «прописывают» переселенцев», — признается луганчанка Ирина.

Еще один вариант — взять в руки оружие.

«К нам стали приходить больше людей если не готовых воевать, то хотя бы охранять блокпосты или патрулировать город. За деньги, конечно. Причем я знаю, что многие из них раньше прохладно относились к ЛНР и были настроены проукраински», — рассказывает алчевский милиционер.

В конфликтном регионе в условиях безденежья и постоянного нагнетания ненависти к центральной власти даже мирные граждане готовы браться за оружие.

Загрузка...

Подписаться на рассылку


Из жизни

Вверх