Как луганчанин зарабатывал в Польше медсестрой

Как луганчанин зарабатывал в Польше медсестрой

Житель Луганска Александр — заробитчанин в Польше. Ему 32 года.

Раз в год-полтора в промежутках между работами в польском Вроцлаве мужчина бывает в Харькове, Киеве и Полтаве у своих друзей-переселенцев, где гостит во время пребывания в Украине. Родители и родственники остались в Луганске, им он помогает финансово. В этот приезд не решился отправиться домой — предпочел отправить посылки и денежный перевод в прифронтовую Станицу Луганскую.

По его словам, решение зарабатывать в Польше отчасти связано с финансовыми причинами.

«В Польше у меня больше возможности помогать родителям и сестре деньгами и немного отложить для себя. В 2015 году жил в Полтаве. Город очень приятный, люди неплохие, но все равно было не совсем уютно, и я чувствовал себя немного не таким, как все. Этого ощущения нет в Польше, где я — такой же гражданин Украины, как и другие, ровня всем другим украинцам», — сказал Александр.

Он рассказал, что когда ездил домой, то было неприятно проходить блокпосты.

«Понимаю, что у них инструкции такие: мужчину моего возраста проверить особенно тщательно, обыскать чуть ли не швы одежды, перетрусить все вещи в сумках. Но вообще-то я не значусь ни в какой базе подозрительных лиц... Мне как законопослушному гражданину очень обидно...», — говорит Александр.

У Александра, по его словам, несколько специальностей.

«Я — медсестра и учитель истории, а также, по дополнительной специальности, — пиарщик. Правда, настоящим пиар-технологиям в Луганске никто нас особо не учил — рассказали немного о соцопросах, написании пресс-релизов, но к реальной работе в этой сфере полноценно подготовить не смогли. Где Луганск, а где пиар-технологии. Да-да, именно медсестра. Не знаю, как сейчас, но раньше в классификаторе профессий у нас не было «медбрата», только «медсестра», а я окончил медучилище. Даже в трудовой книжке у меня есть запись, кем я работал — «медсестра детского сада». Детей я хорошо понимаю и люблю, мне нравилось работать в таком учреждении. Зарплата, правда, нравилась гораздо меньше. Когда-то даже вел там уроки истории», — рассказал мужчина.

В Польше Александр «кем только не работал».

«И в баре при отеле, и массажистом в спа-центре — я же не только медсестра, но оканчивал хорошие курсы массажистов. Сейчас работаю на заводе «Электролюкс» на складе. Сначала был там на конвейере, но на складе оказалось выгоднее. В первый свой приезд в Польшу работал не меньше 6 дней в неделю по 12 часов. Хотелось заработать по максимуму, там тебе идут навстречу в таких случаях. Команда на складе у нас хорошая. С девушками-полячками дружим, с ними проще подружиться, чем с мужчинами», — поделился он.

Как отметил заробитчанин, в Польше его приятно потрясло и огорчило по контрасту с Украиной отношение к людям с инвалидностью и пожилым.

«В Польше созданы все условия, чтоб люди с инвалидностью ощущали себя максимально полноценными людьми. Везде есть пандусы, подъемники, удобные лифты и городской транспорт. Человек с инвалидностью, мама с коляской или пожилой человек легко может везде добраться самостоятельно. В Украине люди с инвалидностью вынуждены обращаться к кому-то за помощью или сидеть в четырех стенах и прозябать на пособие, которое государство отмеряет не особо щедро. Людей с инвалидностью у нас мало берут на работу. В Польше на заводе я видел много таких людей. Они просто работают на таких линиях, где неважно, одна нога у них или две, могут ли говорить и так далее. Человек просто делает то, что ему по силам и имеет доход. Ему не надо просить милостыню в переходе, он сам добирается на работу и домой. Хочу, чтоб так было и у нас», — говорит он.

Также он рассказал, чем, по его мнению, поляки отличаются от украинцев.

«У поляков «свои» — это просто любые поляки, все поляки. Своя нация. Такая черта — хорошая и полезная вещь для народа. У нас больше говорят о единстве нации, но не все искренне готовы считать «своими» любых украинцев. Русскоговорящие с подозрением относятся к украиноговорящим и наоборот, восточные — к западным и так далее. Если перед поляком в сложной ситуации будет стоять выбор, помогать поляку или какому-то немцу или французу, то он без колебаний выберет поляка, не думая, из какого тот региона или какие у него политические взгляды. У нас «свой» — понятие очень расплывчатое», — рассказал Александр.

Загрузка...

Подписаться на рассылку


Из жизни

Вверх