Минские переговоры. Итоги 2017 года

Минские переговоры. Итоги 2017 года

Очередной год подошел к концу. Очередной год войны в Донбассе. За этот год здесь погибло как минимум 85 мирных жителей. Но, тем не менее, попытки решить вооруженный конфликт мирным путем продолжаются. Представитель ЛНР в политической рабочей группе на Минских переговорах Родион Мирошник подвел итоги Минских переговоров за 2017-й год и рассказал об ожиданиях от Минского процесса в будущем.

Ожидания и реальность

В любом процессе всегда есть и успехи, и цели, которые так и остались недостигнутыми. По мнению Родиона Мирошника, наиболее важным можно считать состоявшийся на днях обмен пленными между Республиками и Украиной.

«Если устанавливать какой-то рейтинг событий, связанных с Минскими переговорами, то, наверное, самое главное достижение — это обмен ребят, которые ждали этого очень долго. Было проделано много работы, и нужна была политическая воля, чтобы эту ситуацию «дожать». И вот к концу года эта работа увенчалась успехом: в Луганск вернулись 73 человека, которые ждали своей участи несколько месяцев, а некоторые и два, три года провели в украинских застенках. Пока они прошли все процедуры процессуальной очистки, ждали, пока Украина придумывала все новые и новые причины, по которым обмен не производился. Сейчас они вернулись домой, кто-то попал к семье сразу, кому-то еще предстоит реабилитация. Хотя я уверен, что реабилитации и лечения они требуют все.

Важно понимать, что это только первый этап и мы смогли вернуть только часть наших собратьев, еще значительное количество людей находятся на той стороне и томятся в застенках. Я считаю, что это важный шаг и он не последний. И даже в нем, украинская постмайданная власть продемонстрировала свою лживость, когда вместо многократно оговорённых 306 ребят они привезли на обмен всего 237 и показали, как можно доверять их словам и как они «вытираются» своими обязательствами, даже данными международным организациям. Мы должны учесть этот опыт и двигаться дальше, потому что в застенках томятся ещё много наших братьев и сестёр, которые посмели восстать против этого режима и в конечном итоге прийти к выполнению Минской формулы обмена — всех на всех.

Есть достижения в вопросах безопасности, достижения договоренностей о прекращении огня. Конечно, мне можно возразить и сказать, что он же не выполняется. Но за этот год было несколько перемирий — стороны неоднократно договаривались о прекращения огня и в полной мере они никогда не выполнялись, но это позволяло снизить активность на линии разделения и уменьшить количество жертв и пострадавших. СММ ОБСЕ констатировала, что наиболее успешными стали периоды «школьного перемирия» — сентябрь-октябрь, когда по статистике была наиболее низкая активность в обстрелах. За всеми этими туманными цифрами и высказываниями стоят вполне конкретные жизни, как гражданских людей, так и бойцов.

Если говорить об экономических вопросах, то соответствующая группа занималась отработкой схем экономических взаимоотношений, которые касаются в основном выживания людей на линии разграничения, создания условий для выплат и экономического восстановления. Линия разграничения разрезала по живому и сети инфраструктуры, и схемы экономической деятельности, и социального обеспечения, а для выживания людей нужно, чтобы все это работало. В этом году, как минимум, появилась схема платежей, которые позволяют обеспечить водоснабжением районы и города республики. Это же касается вопросов по выплатам долгов по заработной плате, например, той же «Укразилизныци».

Есть вопросы, которые решались на стыке работы групп. К примеру, договоренности об открытии новых переходов: мы готовы были в этом году открыть дополнительно ещё два перехода через линию разграничения — КПВВ «Золотое» и КПВВ «Счастье», чтобы снять жуткую нагрузку на переход Станица Луганская, где люди вынуждены по много часов ждать своей очереди. Но в последний момент Киев идёт на откровенную провокацию и этот вопрос снова блокируется».

Представитель ЛНР отметил, что самое сложное направление переговоров — это политика. Потому что политических договоренностей Украина боится больше всего. Она боится норм, которые определяют статус территорий, защищают права людей в Донбассе.

«Переговоры в политической группе были самыми тяжелыми, и тут похвастаться нам нечем. Потому что есть вещи, которые стоит считать закладкой фундамента — например, «формула Штанмайера», согласованная лидерами четырех государств, которую Украина постоянно блокирует и отказывается выполнять. То есть киевская сторона приезжает с четкой установкой ничего не согласовывать и ни о чем не договариваться. Но без вопроса об особом статусе, мы не можем начать обсуждение другого пункта политического пакета. Мы жёстко фиксируем позицию, что Киев сначала должен согласовать и подтвердить механизм вступления в силу закона «Об особом статусе», а только потом мы сможем говорить об амнистии, о внесении изменений в Конституцию Украины, и только потом обсуждать вопросы о возможных выборах. Но учитывая риторику и подходы, которые демонстрируют представители Киева, это звучит несбыточной фантастикой, и больше приближает нас к «заморозке» конфликта, нежели к его политико-дипломатическому разрешению. Мы заняли жесткую позицию, от которой не можем отступать: движение по договорённостям, это далеко не самоцель, мы должны защитить права наших граждан, обеспечить им физическую, политическую, моральную безопасность, без этого ни о каких других договоренностях не может быть и речи».

Влияние извне

Участники переговоров надеются на изменения уже в следующем году. Больше всего надежд на давление на Украину извне. Киев должен получить четкий и ясный сигнал со стороны Нормандского формата, гарантов переговоров — Германии и Франции. Иначе процесс будет затягиваться украинской стороной и в дальнейшем.

«На данный момент сигналы европейских гарантов недостаточно жесткие, если они не могут заставить Украину переступить националистический порог. Именно националисты сегодня на Украине «правят бал» и умиротворение на территории Донбасса для них вещь неприемлемая. Для нацистской «партии войны», которая на Украине при власти, как и для Порошенко — это, как минимум, политическая смерть.

Именно для этого Украина в мире демонстрирует изысканный цинизм, пытаясь подать гражданскую войну, или как это звучит на языке международного права «немеждународный вооруженный конфликт», как войну между Россией и Украиной. Агрессия злой России звучит совсем иначе, чем карательная операция против своих же сограждан и этим Порошенко все ещё пытается «кормить» и США, и Европу. «Любимая игрушка», в которую пытается играть киевская сторона, это «Отдайте нам границу и потом будем разговаривать» — а вот где этот разговор может быть в таком случае? В подвалах у нацбатов, в СИЗО СБУ, тайных тюрьмах или пыточных камерах? Такие варианты абсурдны.

То же касается и видения Киева «миротворческой миссии» — в их фантазиях это выглядит интервенцией, оккупацией, чем угодно, но не миссией, направленной на мирное разрешение конфликта. Как бы там ни было, но на миротворческую миссию дают согласие обе стороны конфликта, а это Киев и Донбасс. Наша задача — защитить права жителей Донбасса. Наших граждан не должны считать людьми «второго сорта», они не должны быть в чем-то ограничены, а то, что нам предлагают, часто за гранью адекватного. Например, законопроект «О коллаборационизме» — по своей сути это предложение об откровенной дискриминации жителей Донбасса и разработан он людьми, откровенно говоря, упоротыми, которые пришли из нацбатов и на которых клейма негде ставить. Также стоит понимать, что даже они «бредят» не просто так, в таком законе больше всего заинтересован Порошенко: для него страшный сон — что Минские соглашения выполнены и на выборах президента голосует 4 миллиона избирателей Донбасса, которые ни при каких условиях не проголосуют за «кровавого президента».

«Минск» жив или мертв?

Много споров среди и экспертов, и обывателей вызывает сам факт проведения Минских переговоров, который год подряд. Жители Донбасса не видят результатов и выполнения соглашений: многие считают документ «мертвым», и уверены, что его пункты никогда не будут выполнены в реальности. По мнению Родиона Мирошника, очень многие пытаются рассуждать о сути Минских соглашений поверхностно.

«Самое первое: у нас нет другой площадки, где бы присутствовали представители ЛНР и ДНР и доносили позицию жителей Донбасса, а не позицию Киева или иных делегатов Госдепа США. Мы понимаем, что в Минске нам придётся договориться о сосуществовании Республик Донбасса и Украины. Любая война, любое противостояние когда-то заканчивается, и об условиях мира нужно будет договариваться.

Ставить крест на переговорах нельзя. На «Минск», и на Нормандский формат, который также буксирует, должен повлиять «мостик» между Россией и США в формате переговоров Суркова и Волкера, которые предшествуют формату Трамп-Путин.

Если трезво смотреть на перспективы разрешения конфликта в нынешних условиях, то все движется к «заморозке» и только внешний толчок может изменить эту траекторию. Пока Украина регулярно и безнаказанно демонстрирует недоговороспособность и глухоту к любым другим позициям, кроме собственной. Но единственное, чего они могут добиться таким образом, это жесткая позиция и глухота в ответ. Мы не собираемся отступать, для этого нет никаких оснований. Киев подписал Минск — 1 после Иловайского котла, Минск — 2, после — Дебальцевского, неужели нужен ещё какой-то «котёл», чтобы эти соглашения заработали или были ужесточены по отношению к Украине?

Европа и США регулярно подтверждают верность Минским соглашениям и только выказывают озабоченность, но долго оставаться в «позиции страуса» и не видеть, что Украина откровенно блокирует переговоры, наверно, нельзя.

Европа очень сильно устала от Украины. Европейским политикам надоело, что Киев двурушничает: в Вашингтоне говорит одно, в Брюсселе — другое. Плюс игнорирует интересы целого ряда государств, которые входят в Европейский Союз и являются соседями Украины. Киев за этот год добился невиданных дипломатических успехов, рассорился со всеми без исключения государствами, с которыми имеет общую границу».

Продолжение следует

Уже решено, что переговоры в Минске будут продолжаться в следующем году. Представители сторон утвердили график заседаний в белорусской столице. Но стоит ли ожидать прорыва в выполнении соглашений? Родион Мирошник уверен, что многое зависит именно от европейских лидеров, которые могут повлиять на Украину.

«Странам-гарантам следует принять более активное участие в переговорах, а не просто демонстрировать обеспокоенность. Страны должны перестать финансировать эту радикальную, коррумпированную Украину. Должны быть произведены какие-то изменения, возможно персональные, после которых представители Киева будут готовы идти навстречу в переговорах. Тогда получится снять жуткие страхи и ненависть, которые постоянно взращиваются на территории Украины, что не ведет к разрешению конфликта. И нужно понимать, что сегодняшняя украинская риторика продлевает на годы решение конфликта в Донбассе. На данный момент, это уже не год и не два. Страшно становится, когда понимаешь, сколько нужно будет преодолеть горя, злобы, взаимной обиды в сердцах людей и сколько залечить ран, если это вообще возможно. Ключевая связка в Минских переговорах — это безопасность и политика. На каждый шаг по соблюдению безопасности должен идти шаг политический. Потому что мало объявить режим прекращения огня — это только начало процесса, нужно дать людям четкую политическую перспективу, гарантирующую их безопасность и равноправие.

Минский процесс сегодня — это некая четырехколесная платформа, которая должна привезти нас к умиротворению, но она кружится на месте. Отдельные «колеса» просто заблокированы. Если у нас заблокировано «колесо» под названием политическое урегулирование, то ни обмены, ни прекращение огня, ни восстановление мостов и водоводов не приведут к заветной цели, мы будем крутиться на месте! Поэтому нужно жестко дать по рукам тому, что сует палку в любое из этих колес, если мы, конечно хотим двигаться к миру. Только тогда и получится перезапустить процесс».

Загрузка...

Участники контактной группы обсудят риски нового формата силовой операции Киева в Донбассе

Участники контактной группы обсудят риски нового формата силовой операции Киева в Донбассе

Заседание контактной группы по урегулированию ситуации на востоке Украины, которое состоится в пятницу, станет первой минской встречей после объявленного Киевом переформатирования силовой операции в Донбассе

Подписаться на рассылку


Из жизни

Вверх