Минский формат позволяет регулировать вынужденное сосуществование с Украиной, — мнение

Минский формат позволяет регулировать вынужденное сосуществование с Украиной, — мнение

Порошенко не выгодно освобождение пленных украинцев. Народные Республики не являются не признанными. США не имеют морального права вмешиваться в дела Донбасса. Минский формат позволяет регулировать вынужденное сосуществование с Украиной.

О том, что российское право вето в ООН — кость в горле США, о новом президентском сроке Владимира Путина, и о том, почему годовщину референдума в Луганской и Донецкой Народных Республиках отмечают в разные дни, автору известного видео-канала Валентину Филиппову рассказал полномочный представитель ЛНР на переговорах в Минске Родион Мирошник.

Валентин Филиппов: Родион, здравствуйте.

Родион Мирошник: Приветствую, Валентин.Валентин Филиппов: Хотел с Вами поговорить о самопровозглашённых государствах. Как Вы считаете, это вообще правильно припереться на чужой континент и отобрать у индейцев бусы?

Должны ли мы признавать такое государство?

Родион Мирошник: Двести лет назад или двести пятьдесят лет назад это считалось не просто нормой, а доблестью. А вот сегодня самоопределение людей, которые живут на этой территории, их право жить под этой юрисдикцией или под другой уже вот теми, которые разогнали тогда индейцев, считается совершенно недопустимым.

Просто недопустимо. Потому что они тоже понимают, что сейчас они допустят что-то подобное у нас, и в это же время штат Техас вдруг заявит о своей самостоятельности. Ну, никакой Обама, никакой Трамп, конечно, этого не потерпит. И они тут же разразятся гневными заявлениями о том, что государство едино, цельно, неделимо. И поэтому, никто из местных индейцев не имеет ни малейшего права куда-либо двигаться и что-либо предпринимать.

Валентин Филиппов: А как же Косово?

Родион Мирошник: А вот тут Вам объяснят совершенно иначе. Потому что Косово пользовалось поддержкой Соединённых Штатов в отличие от остальных государств частично признанных. Потому что и ЛНР и ДНР сегодня тоже являются не непризнанным, а частично признанным, потому что, по крайней мере, Южная Осетия нас признала.

Валентин Филиппов: Да.

Родион Мирошник: И поэтому частично признанное государство, но Соединённые Штаты не благоволят в нашу сторону. Поэтому, Косово в отличие от нас участвует в футбольных чемпионатах, Косово признаётся целым рядом международных организаций. Потому что этого хотят Соединённые Штаты. А у Соединённых штатов будет своя логика в зависимости от исключительно собственных интересов, от собственных пожеланий и от собственных, конечно, доходов.

Наше существование, доходы и вообще миропонимание их в меньшей мере интересуют, чем их благосостояние и собственный карман.

Валентин Филиппов: Ну, то есть, их можно считать самопровозглашенными судьями, да?

Родион Мирошник: Да, естественно. Они этот венец на себя надели достаточно давно. Но вот с приходом Трампа, человека, который очень пафосный, и человек с явно выраженной демонстративной акцентуацией, конечно, он это всячески демонстрирует.

Все остальные излагали это в несколько приглаженном дипломатическом тоне. Трамп сегодня действует исключительно исходя из собственного понимания мира и понимания о том, что Соединённые Штаты есть гегемон, как провозгласил Збигнев Бжезинский. Это полностью принято американским бомондом. И они полностью считают, что их интересы распространяются на любую территорию земного шара.

Хотя недавно, извините, я чуть-чуть в сторону. Спикер Госдепа США Хизер Нойерт вдруг заявила, что гумконвои, (которые приезжают уже на протяжении почти четырёх лет на Донбасс и спасли тысячи, десятки тысяч жизней от банального вымирания, от болезней, от всего прочего, когда мы находились в блокаде, когда нас обстреливали, когда Луганск в течение двух месяцев находился без воды, еды, электроэнергии, связи, без ничего, они просто спасли огромное количество людей), и вдруг американцы говорят: «А это незаконно и неправильно». То есть, я делаю простой вывод. Наше существование, по мнению американцев, вообще неправильно. Но тогда возникает вопрос, почему меня, вообще, должны интересовать мнения вот этой дамы, которая высказывает такие сентенции по отношению ко мне, по отношению к моим землякам и, вообще, извините, суёт свой нос туда.

Я посмотрел её комментарии в Твиттере. Там даже американцы или «English-speaking», которые чаще всего употребляли слово «it's not yourbusiness"(это не Ваше дело). Вам нечего там делать, нечего соваться в дела тех людей, которые строят свою жизнь. Поэтому, я думаю, что в сложившейся ситуации, с одной стороны, нам не оставили особого выбора. Потому что когда произошёл государственный переворот в Киеве, мы с этим смириться не могли. И мы им показали, что мы не будем с этим мириться. Когда нас обложили санкциями, когда нас закрыли экономической блокадой, то вольно или невольно мы начали строить свою государственность. И Донецкая народная республика и Луганская народная республика, исходя из своих убеждений, исходя из своего понимания мира, таки, какой он есть.

Безусловно, мы не построили и не способны сделать сегодня идеальное государство. Мы хотим жить с высоким уровнем комфорта, мы хотим жить с высоким уровнем защищённости человека, как физической, так и правовой, гражданской. То есть, вот это наш идеал, к которому мы стремимся. Мы хотим, чтобы экономика работала в полной мере.

Но, извините. Против нас работает весь мир, в котором есть, к примеру, та же Всемирная торговая организация. Её система настроена против принятия таких новообразованных государств, как мы. Поэтому, естественно, мы страдаем от всей системы, которую выстраивали в том числе, или в первую очередь, Соединённые Штаты. И выстраивали, не учитывая наши интересы и пожелания, а выстраивали исключительно под себя и для себя.

Наверное, за небольшим исключением, после Великой Отечественной войны, когда, к примеру, создавался ООН. И сегодня для Соединённых Штатов присутствие России в Совете безопасности и с правом вето — это такая кость в горле, которая появилась буквально через год после существования Организации Объединённых Наций, и не даёт спокойно жить американцам, по сей день.

Но, Слава Богу, по крайней мере, когда существует бинарная система мира, которая сегодня восстанавливается, когда есть не один гегемон, а есть оппозиция, есть другая сторона, которая принимает иные решения и может противиться каким-то действиям оппонента, то вот здесь появляется уже право людей на самоопределение, появляется право жить в той системе ценностей, которая для Вас приемлема, которую Вы предпочитаете, а не то, что Вам прислали в виде методички.

Валентин Филиппов: Извините, но ведь Вы участвуете непосредственно в Минском процессе, в Минских переговорах, в согласительных группах. Смысл тогда этого всего, если открыто говорится, что Минский процесс полностью зависит от переговоров условных Волкера и Суркова, Кремля и Вашингтона напрямую? То есть, пока там не договорятся, здесь не сдвинутся. Я уже не спрашиваю, правильно ли это, что без Соединённых Штатов Нормандский формат не работает, почему-то. Он, правда, и с ними не работает.

Родион Мирошник: Минский процесс построен на том, что мы сосуществуем рядом с ныне существующей Украиной в том виде, в котором она есть сегодня. И между нами завтра не появится Тихий океан. Мы не станем жить как Соединённые Штаты, отделённые с двух сторон океанами.

Валентин Филиппов: Ну, они ж море выкопать смогли?))

Родион Мирошник: Ну, естественно. За Вами тогда строительство океана как бы и возможность захвата, к примеру, Марса. То есть, об этом тоже можно всерьёз говорить. Но, к сожалению, жизнь диктует некие правила, по которым мы существуем. Поэтому в Минске мы обсуждаем и вопросы экономики. То есть, отключается вода, обеспечиваются какие-то оплаты за электроэнергию и воду, восстанавливается мобильная связь, которая работает все равно в единой системе. Решаются какие-то вопросы по обмену пленными. Достигаются договорённости или происходит обмен мнениями. Например, какое мнение у нас о потенциальной миссии ООН на нашей территории. Мы можем это высказывать, и мы должны это высказывать, и это обычная, нормальная, обыденная работа переговорщиков.

Минский формат существует в официальном, открытом виде. Но масса экспертных групп, которые работают сегодня по всей Европе, которые работают на постсоветском пространстве, где собираются эксперты, представляющие различные стороны в закрытом формате, и пытаются найти формулу выхода из сложившейся кризисной ситуации.

Валентин Филиппов: Вот Вы про пленных вспомнили. Был в декабре обмен. Говорили, в течение месяца будет следующий. Его так и не было. Там во что упирается? Украина отдавать не хочет и всё?

Родион Мирошник: Да, упирается. Украина, и Порошенко лично ищет везде свои выгоды либо финансовые, либо политические. Вот они обменяли тогда, они получили свои 73 человека. Мы, Слава Богу, получили 237 человек, людей, которые долго, годами ждали этого освобождения. Обе стороны нашли точки соприкосновения, где им это выгодно и важно.

Продолжение, на сегодняшний день, Порошенко не выгодно и не интересно. Поэтому, поведение переговорщиков в Минском процессе очень простое. Наша сторона предоставила все списки, которых мы хотим забрать, людей, которые сегодня официально или неофициально находятся под стражей на украинской территории. Украинская сторона ответные предложения не дала на протяжении уже более, чем трёх месяцев.

Валентин Филиппов: То есть, они не знают, кого они забрать хотят?

Родион Мирошник: Они знают, но они не хотят этого процесса сегодня. Возможно, Порошенко выгодно было бы провести это осенью, чтобы он в очередной раз поехал, нашел какого-то «киборга». Ему всё равно, сколько он месяцев сидит в нашей тюрьме. Порошенко лично всё равно, ему наплевать. Его интересует только он, его интересуют личные доходы, его интересует второй президентский срок.

Валентин Филиппов: Давайте покупать у них наших пленных.

Родион Мирошник: Давайте будем работать, по крайней мере, в некоем формате международного права, на который настраивается наш формат, и в котором происходят такого рода обмены, которые являются нормой для любых конфликтов. А, к сожалению, конфликтов на планете Земля были тысячи. И эти правила придуманы не нами, и придумали их не вчера. По крайней мере, законы войны были прописаны в 1907 году и сразу после войны в виде Женевских конвенций. Там об этом говорится.

Валентин Филиппов: И никто их не соблюдает до сих пор.

Родион Мирошник: Соблюдают, соблюдают. Это примерно как религия. Совершенно необязательно, что Вы ходите в церковь, если Вы православный человек. Но, Вы, по крайней мере, точно знаете о том, что хорошо, а что плохо.

Валентин Филиппов: Я вот, в общем-то, подхожу к вопросу так, что Америка Америкой. Для меня все равно главное Россия. И для меня это главный участник всех процессов, на которого я всегда рассчитываю.

Ну, вот в России новый Президент.

Родион Мирошник: Да, да. С чем я искренне россиян всех поздравляю. С тем, что они сделали этот выбор и что у них в четвёртый раз новый Президент, за четыре срока которого произошли кардинальные, серьёзнейшие изменения в этой стране. Я помню страну образца 1997-1998 года, и я вижу страну образца 2018 года. Согласитесь, это совершенно разные страны.

Валентин Филиппов: Причем, было интересно наблюдать на всех этапах. Мы, как проживающие в Новороссии, мы в центральной нашей материковой России бывали нечасто, то есть, не каждый день. И от каждого визита к каждому визиту были заметны изменения очень серьёзные. На каком-то этапе даже узнавать Россию перестали. И даже старые поговорки, свойственные русскому народу, они как-то перестали работать.

Родион Мирошник: Говорили про дороги. И тут вдруг приезжаем, а там есть дороги. А на Украине почему-то дороги пропали. И сейчас я точно знаю, что, по крайней мере, наша территория, там у нас тоже очень сложно с дорогами. Ну, извините, мы обложены со всех сторон. У нас идёт война, которая непосредственно на такой маленькой территории касается всех там живущих. Но почему под Полтавой дорог нет? Ну, тут уже вопросы больше к украинской стороне, потому что мы всё равно продолжаем считать её своей страной, которая заболела.

Валентин Филиппов: Мне нравится присказка о том, что Россия и Украина поделили наследие. Что России достались дороги, а Украине дураки.

Родион Мирошник: Да, я не слышал такой. Но, кстати, очень близко к истине, отчего Украина точно сейчас страдает и действительно находится в определённом коллапсе, за чем очень больно наблюдать.

Валентин Филиппов: С новым Президентом какая-то новая политика ожидается, как считаете? Мы заметили, на самом деле, шутки шутками, но Владимир Владимирович на каждом этапе с каждым своим сроком как-то все-таки меняет и инструментарий, и какие-то подходы общие к решению одних и тех же проблем, удерживаясь в одном направлении генеральной линии. Но меняются подходы, меняется темпоритм его действий. Что-то сейчас ожидать можно нового?

Родион Мирошник: Мы говорим о нашем формате или мы говорим о каких-то глобальных изменениях?

Валентин Филиппов: Ну, меня больше волнует, конечно ... Сирия далеко, Америка тоже, я не уверен, может земля плоская. Но вот Донбасс, Одессу, Москву я вижу своими глазами. Они существуют точно.

Родион Мирошник: Сейчас, на мой взгляд, Президент Путин, придя уже на четвёртый срок... Это некий срок, в котором человек уже внутренне готов к серьёзным масштабным изменениям и, скажем так, «я памятник себе воздвиг нерукотворный», когда человек уже не является заложником рейтинга следующих выборов, к примеру, либо каких-то других вещей, которые бы влияли на него. Он должен за этот срок, за ближайшие шесть лет разрешить конфликты на юго-востоке Украины или на юге России, как посмотреть...

Валентин Филиппов: На юге России.

Родион Мирошник: Разобраться все-таки с окружением, понять в какую сторону двигается Россия, формирует свой геополитический центр и вокруг него объединяет на каких условиях, на какой идеологии, на каком экономическом базисе объединяет страны бывшего СССР или страны бывшего Варшавского договора. К этим вещам будут делаться шаги. Они не будут видны завтра, они не будут видны послезавтра. Когда мы закладываем фундамент существующего дома, то вряд ли большинство жителей это видят, они видят уже потом результаты труда. Поэтому, честно говоря, я очень верю, что должны произойти очень серьёзные, системные изменения, которые позволят России действительно стать мощным геополитическим центром, который способен объединять, способен противостоять другой стране-гегемону. Особенно в их проектах дурости. Когда, к примеру, какие-то сексуальные скандалы или рейтинги президентов вдруг становятся причиной обстрелов томагавками живой страны, где существуют живые люди. Потому что у него появился какой-то скандал, и надо срочно отвлечь внимание. Это же бред, это в нормальных головах не укладывается. Оно не укладывается в голову, если ты считаешь другого человека равным себе с его правом на жизнь, с его правом принимать решения, с его правом создавать условия жизни такими, какими он видит, а не жить по той кальке, которую ты почему-то решил ему предоставить. Вот эту систему мира нужно менять. И именно Россия, и никто другой может поколебать эту систему и изменить геополитический расклад. Особенно посмотрите сейчас на ситуацию, которая происходит сейчас в Европе, когда и Германия, и Франция уже совершенно недовольны той политикой, которую проводят Соединённые Штаты. Но они пока не могут спрыгнуть с этой иглы. Но, если Россия меняет свои основания действий, то ситуация вокруг Германии и в целом ЕС будет действительно меняться. Конечно, это будет не завтра. И изменения, которые происходят путём подписания одного документа, они готовятся годами. И за ними стоит огромная титаническая работа, которую подавляющее большинство больше не видят.

Валентин Филиппов: Напомнили Вы мне старую шутку конца девяностых.

Если б Моника Левински

не вела себя по-свински,

то в Белграде не было б проблем.

Родион Мирошник: Да, да. Вот видите, к сожалению, пока у нас есть такая страна-гегемон, то мы идём по спирали. И всевозможные проблемы президента той части земного шара отражаются на жизнях миллионов людей, живущих на этой планете.

Валентин Филиппов: Хотя, что интересно. У нас бы это была не проблема, у нас это было бы приключение.

Родион Мирошник: Ну, наверное, да. И может, в этом и сила, сила этого государства, сила этой системы, в которой мы живём. Потому что не должно трясти миллионы людей, оттого что кто-то куда-то... нарушил какие-то моральные принципы.

Валентин Филиппов: Тем более, в семейной жизни.

Ну, хорошо. Огромное спасибо Вам за теплые, светлые слова, которые вселяют надежду.

Родион Мирошник: Я позволю в финальной части напомнить. У нас вчера Луганской народной республике исполнилось четыре года. На день раньше Донецкая народная республика праздновала свой день независимости или день республики. Хотя, референдум мы проводили в один и тот же день, но вот так история сложилась, что мы празднуем в разные дни. Но это, наверное, и хорошо.

Валентин Филиппов: Я сам удивился.

Родион Мирошник: Но, тем не менее, это абсолютно неважно. Важно, что люди, которые пришли на референдум четыре года назад, определили свой выбор, определили своё положение в этом мире, отношение к событиям, происходящим в Украине, они привержены этому своему выбору, и они совершают действительно шаги, поступки, из-за которых, к сожалению, мы многие платим комфортом, кто-то платит жизнью, кровью. И я хочу, чтобы в этот день мы помнили этих людей, чтобы мы понимали, что каждый из нас готов работать на благо своих людей, на благо своей республики, на благо тех людей, которые рядом с тобой. Как только ты начинаешь думать, исходя из своего дома, своей улицы, города — это называется патриотизм. Вот это тот настоящий патриотизм, а не беготня с факелами по центру Киева с криками... Не буду повторять всякий бред, который, к сожалению, становится сегодня государственной идеологией Украины.

Поэтому, я всех поздравляю причастных. Я знаю, что Ваш канал смотрит огромное количество людей, которые крайне неравнодушны, всегда участвовали и в гуманитарных программах, морально поддерживали, участвовали активно, всей душой в информационной войне за право нам существовать, право победить и выжить.

Валентин Филиппов: Стараемся.

Родион Мирошник: Поэтому, всех с праздником и всем огромное спасибо.

Валентин Филиппов: И Вас с праздником. И я знаю, зачем Вы на два дня растянули, на 11 и 12. Чтобы успеть друг к другу на банкет съездить.

Родион Мирошник: Послушайте, ну, Вы же знали))).

Всего хорошего.

Валентин Филиппов: Поздравляю.

Загрузка...

Подписаться на рассылку


Из жизни

Вверх